Football Espana — Чемпионат Испании, турнирная таблица, результаты, матчи Ла Лиги и последние новости футбола Испании

Когда Пабло Эскобар играл в футбол… и изменил Колумбию навсегда

Пабло Эскобар

Пабло Эскобар, может, и один из самых печально известных преступников в мире, но он также любил и уважал футбол. Это история о том, как его страсть – и деньги – изменили лицо колумбийского футбола.

Репутация и наследие Пабло Эскобара – колумбийского наркоторговца, который стал самым богатым преступником в истории – это узел, который практически не распутать.

Если верить его послужному списку, у Эскобара было много амплуа: убийца, взяточник, бомбист и рэкетир. Но для некоторых он остается святым. Огромный флаг Эскобара до сих пор развевается у входа в баррио (район), который он построил на месте бывшей свалки, чтобы расселить нуждающихся. В окрестностях его родного города Медельин торговцы по-прежнему продают наклейки на автомобили – Иисус, Хелло Кити, Симпсоны – и говорят, что «паблито» остаются их главными покупателями. Есть даже детский альбом для стикеров, посвященный Эскобару.


ВЛИЯНИЕ НА ФУТБОЛ

Но некоторые не скрывают своего отвращения. Родриго Лара Рестрепо, сын убитого министра юстиции Лара Бонилья, говорит, что продажа образов Эскобара – это «пример триумфа культуры, которую он олицетворял… доход важнее всего». Многие считают, что этот человек уничтожил их страну. Но никто не спорит, что современная история их страны неразрывно связана с Эль Патроном. Его влияние на преступный мир, правительство и полицию очевидно. Но мало кто знает, что его щупальца дотянулись даже до мира футбола.

Пабло Эскобар играл, смотрел и обсуждал матчи при любой возможности, однако он также стал темной фигурой подъема и падения колумбийского футбола в середине 80-ых и на Чемпионате мира в США в 94-ом.

«Пабло всегда любил футбол, — говорит его сестра Луз Мария в документальном фильме ESPN «Два Эскобара» о жизни знаменитого наркоторговца. – Его первой обувью были футбольные бутсы. И он умер в бутсах».

А вот, что произошло между этими событиями.

Пабло Эскобар

НАБИТЫЙ ДЕНЬГАМИ

Известность истории Пабло не мешает ее силе изумления. Один из семи детей фермера и школьной учительницы, он проживал безбедное детство, но его беспощадность была очевидна с малых лет. Совершая мелкие преступления со своим братом Роберто, он уже планировал, как заработать настоящие деньги.

Раннее участие в похищениях людей – Пабло Эскобар заработал на выкупах 100 000 $ — говорило о том, что он готов на все. А в середине 1970-ых братья поняли, что контрабанда – их лучший шанс.

Простой момент озарения, в который Эскобар понял, что растущая популярность кокаина и относительная легкость его переправки во Флориду, привел к состоянию, которое в итоге оценивалось в 50 миллиардов долларов. На пике своего богатства Эскобар поставлял 80% американского кокаина. Стратегия ухода от закона была простая – серебро или свинец – он с легкостью подкупал власти и с такой же легкостью избавлялся от тех, кого нельзя было подкупить.

Но у Пабло была проблема: слишком много денег. Правительство и США следили за его деятельностью, и тонны банкнот зарывали прямо в окрестностях. И хотя он спускал кучу денег на машины, ранчо и другие роскошные примочки, многие говорили о том, что у Эскобара была и хорошая сторона, что он тратил свое богатство и на то, чтобы помогать нуждающимся. Он строил дома и школы в бедных районах и заработал репутацию Робин Гуда. Его любимый акт щедрости – создание футбольных полей в трущобах. 

Пабло Эскобар футбол

«Он уделял внимание щедрости в обществе, — говорит его сестра. – В нашем районе Пабло раздавал прожектора и футбольные принадлежности».

РАЙ ДЛЯ ОТМЫВАНИЯ ДЕНЕГ

Пабло всегда был ярым игроком. Правоногий, он любил играть на левом фланге и прорезать внутрь поля. Он не был атлетически сложен, но любил тусоваться с настоящими спортсменами. Его проекты по постройке полей привели к ранней дружбе со многими игроками, которые в итоге стали профессионалами.

«В трущобах проводились чемпионаты, — вспоминает Чонто Эррера, который в итоге выйдет на поле за сборную Колумбии 61 раз. – Целые районы забывали о своих бедах. Я был очень бедным, но на поле мы были важны и жили в идеальном мире».

Алексис Гарсия, Чичо Серна, Рене Игита и Пачо Матурана были среди будущих легионеров, которые развивались на полях Пабло и часто смотрели с восхищением, как он открывает их, произнося речи, словно он мэр города.

«Все говорили о том, на чьи деньги построено поле, и его критиковали за то, что он наркоторговец, — говорит Леонель Альварес. – Но мы чувствовали себя счастливыми, потому что нам давали поля для игры».

Футбол также дал Пабло темное преимущество. Его брат Роберто, также известный как Бухгалтер, хотел узаконить их награбленное добро. Клуб был идеальным решением. Они могли легко зарабатывать в разы больше, иногда по миллиону долларов за раз, и сразу же «отмывать» деньги, заработанные на наркосделках. Такой же трюк можно было провернуть на трансферах игроков. Спорт был раем для отмывания денег.

СОЗДАНИЕ КОМАНДЫ

Это также был шанс для Эскобара стать настоящим богом в его родных клубах. Когда он начинал свою империю в 1973 году, «Атлетико Насьональ» из Медельина выигрывал высший дивизион Колумбии всего второй раз в истории. К 80-ым годам, когда в карманы Пабло потекли миллионы, было решено: Пабло будет спонсировать клуб и превратит их в один из лучших в Южной Америке.

Он не был настолько наглым – или глупым – чтобы назначить себя директором или владельцем клуба, но его влияние было всеобщим секретом.

«Появление наркоденег в футболе позволило нам привлечь многих великих иностранных игроков, — говорит Матурана, тренер «Насьоналя» с 1987 по 1990 гг. – Это также удержало наших лучших игроков от перехода в другие клубы. Наш уровень игры взлетел. Люди увидели нашу ситуацию и говорили, что это дело рук Пабло. Но они не могли ничего доказать».

Мигель Родригез

Эскобар также вкладывал деньги в соперников «Насьоналя» — «Депортиво Индепендьенте Медельин» (ДИМ) – и регулярно посещал игры на их совместном стадионе Атанасио Хирардот. Денежные потоки отражались и в других местах, когда его коллеги-наркоторговцы увидели ценность этого бизнеса. Сообщник Пабло Хосе Гача («Эль Мексикано») вливал средства в команду «Мильонариос» из Боготы, а конкурент Эскобара Мигель Родригес Орехуэла, глава картеля Кали, спонсировал клуб «Америка де Кали». Настало время «нарко-футбола».

КОНТИНЕНТАЛЬНЫЕ КОРОЛИ

Став хозяином клубов Медельина, Пабло поднял идею фантастического футбола на совершенно новый уровень. Он регулярно проводил частные матчи в своем доме против одиннадцати игроков, отобранных Эль Мексикано.

«Эти матчи были товарищескими, — говорит кузен Пабло Хайме Гавириа. – Пабло говорил: «Выбери свою команду мечты, и мы привезем ее на ранчо и сыграем»».

Игрокам щедро платили, а картели часто ставили миллионы на результат. Говорят, некоторым футболистам, таким как Андрес Эскобар (просто однофамилец), не нравилось то, что им приходится играть перед наркобаронами. Но многие предпочитали не задумываться об этом.

В конце концов, на поле «Насьональ» Матураны был на грани чего-то крупного: они шли к тому, чтобы стать первым колумбийским клубом, который может поднять над головой Кубок Либертадорес. В 1989 году они попали в ту же группу, что и «Мильонариос». Клуб Эль Мексикано победил «Насьональ» со счетом 2-0, однако оба клуба вышли из группы. Затем «Насьональ» обошел «Расинг Монтевидео» из Аргентины, а «Мильонариос» одержали победу над боливийским «Боливаром», и в четвертьфинале колумбийцы вновь столкнулись лицом к лицу. На этот раз «Насьональ» одержал победу со счетом 2-1 по сумме двух матчей. После разгрома уругвайского «Данубио» 6-0 «Насьональ» вышел в финал с «Олимпией» из Парагвая. После поражения 2-0 в Асунсьоне Пабло занял место на трибунах на ответном матче, но в Боготе стадион «Насьоналя» был слишком мал.

Андрес Эскобар сделал свое дело в защите, а летающий голкипер Рене Игита стал настоящим героем матча, и в итоге собственный гол в свои же ворота Альбейро Усуриага сравнял счет по сумме двух матчей и вывел матч в серию пенальти. «Этот момент войдет в историю», — сказал колумбийский комментатор, и вся страна ловила каждое его слово.

Андрес Эскобар забил первый за «Насьональ», а Игита бил сам, превратив свой пенальти во внезапную смерть для соперников, но их товарищи по клубу продолжали растрачивать шансы зазря.

«Я говорил им: замирайте на месте, потому что их голкипер прыгает слишком рано, — говорил Матурана. – Но никто не услышал… кроме Леонеля».

После трех пропущенных пенальти Леонель Альварес подошел к мячу, остановился, прочитал прыжок соперника и забил.

НАРАСТАНИЕ ИГРЫ

Это был момент эйфории.

«Пабло прыгал и кричал при каждом голе, — говорит Хон Хайро Веласкес Васкес, также известный как Попай, подручный Пабло, который совершил более 200 убийств за картель. – Я никогда не видел его таким радостным. Обычно это глыба льда».

Футболистов «Насьоналя» пригласили на ранчо Эскобара для грандиозной вечеринки.

«Они пришли за своими бонусами; Пабло даже разыграл в лотерею грузовик, — говорит Хайме Гавирия. – Для Пабло футболисты были не товаром, они были его друзьями. Дело было не только в деньгах. Он хотел, чтобы они были счастливы».

Как тренер национальной сборной, Матурана начал готовить команду, в которой было несколько игроков и «Насьоналя», к Чемпионату мира в США 94.

В Колумбии неожиданно появился источник гордости: футбол, который во многом развился благодаря наркобаронам. Но тогда же начала проявляться и зловещая сторона. В ноябре 1989 года, на матче между спонсируемым Эскобаром клубом «ДИМ» и ненавистным клубом «Америка де Кали» Мигеля Родригеса пошли слухи, что рефери Альваро Ортега куплен.

«Рефери открыто ограбил нас, — говорит Попай. – Пабло сказал нам найти и убить его».

Ортегу расстреляли вскоре после этого.

Пабло Эскобар

Вскоре футболисты Колумбии осознали темную сторону наркомиллионов.

«Когда я возвращался домой после матча, я услышал, что судья был убит, — говорит Оскар Пареха, полузащитник «ДИМ». – Мы были в шоке. Мы знали, что здесь замешаны владельцы; что они темные лошадки. Но футболисты мало что знают».

ХАОТИЧНАЯ КОЛУМБИЯ

Если не считать победу в домашнем чемпионате, 1989 год стал особенно кровавым для Эскобара. Его самым большим страхом всегда была экстрадиция в США. Чтобы получить иммунитет, он должен был получить место в палате представителей в 1982 году, поддерживаемый рабочим классом. Однако его статус был отклонен министром юстиции Лара Бонилья. Пабло Эскобар приказал убить Бонилью. Приказ был выполнен.

За этим последовала волна злости, и кандидат либеральной партии Луис Карлос Галан обрел популярность, благодаря своей платформе по борьбе с наркокартелями. Однако в 1989 году люди Эскобара убили Галана и взорвали самолет с более чем сотней пассажиров (ошибочно полагая, что последователь Галана – Сесар Гавириа – был на борту), а также подорвали штаб-квартиру колумбийской службы безопасности. В конце концов, Гавириа стал президентом и поклялся разобрать синдикат «неуравновешенного лидера» по кусочкам.

Пока улицы Колумбии опустились до разборок «правительство против картелей», национальная сборная проиграла всего один матч из 34 в преддверии Чемпионата мира 1994. А в 1991 году, когда экстрадиция была упразднена, Пабло сдался – при условии, что ему разрешат построить собственную тюрьму – Ла Катедраль – с футбольным полем. Среди его посетителей были легионеры Колумбии – звезды «золотой эпохи» — они играли матчи против заключенного и его «охранников» даже в разгар сезона. «Тренер говорил, тренировка отменяется, — вспоминает Пареха. – А что еще он мог сделать? Он [Пабло Эскобар] говорил о футболе, он знал все. Он сказал мне: почему ты так много кричишь на судей? Мы платим им».

ПОЧЕТНЫЙ ГОСТЬ

В 1991 году некий посредник подошел к Диего Марадоне и сказал, что очень важный человек в Колумбии хочет заплатить ему «огромный гонорар» за то, чтобы он сыграл товарищеский матч бок о бок с такими звездами, как Рене Игита.

«Меня отвели в тюрьму в окружении тысячи охранников, — вспоминает Марадона. – Я сказал: какого черта здесь происходит? Я что арестован?! Это место больше походило на роскошный отель. Мне сказали: Диего, это Эль Патрон. Я не читал газет и не смотрел телевизор, поэтому понятия не имел, кто это! Мы встретились в кабинете, и он сказал, что любит мою игру, и что он олицетворяет себя со мной, потому что я, как и он, одержал верх над бедностью».

«Мы сыграли матч, и все были довольны собой. Позже в тот же вечер у нас была вечеринка с лучшими девушками, каких я только видел в жизни. И все это в тюрьме! Я не мог в это поверить. На следующее утро он заплатил мне и попрощался».

Диего Марадона

Как выяснилось позже, практически вся сборная Колумбии бывала в Ла Катедрале, зачастую их головы накрывали полотенцами по дороге туда, но один из них совершил ошибку. Вратарь Рене Игита по прозвищу Эль Локо дал интервью репортерам. Последовал гневный протест. Как могла гордость и радость Колумбии ассоциироваться с преступностью?

 

Игиту посадили в тюрьму в 1993 году, якобы за содействие похищениям, однако согласно документальному фильму «Два Эскобара», истинной причиной этому была его связь с картелем.

«Меня спрашивали только о Пабло, — вспоминает голкипер свой допрос. – Он всегда заботился о бедных: он строил дома и стадионы. Но он также нес ответственность за ужасную войну. У меня была возможность лично поблагодарить его за то, что он сдался. Я не думал, что нарушаю закон».

Тренер Матурана защищал своего игрока, заявив: «Если Дон Корлеоне приглашает меня на ужин, я прихожу». Но в результате Игита пропустил Чемпионат мира в США.

Рене Игита

НЕТ МЕЧТЕ О МИРОВОМ КУБКЕ

У Пабло были проблемы посерьезнее. В Ла Катедрале совершались убийства, и находившееся под постоянным давлением правительство Колумбии пришло к выводу, что его нужно посадить в «настоящую» тюрьму. Эскобар пустился в бега.

Даже в самые тяжелые времена Пабло Эскобар не забывал о футболе. Единственное, на что он прерывал свои войны, это футбольные матчи. Попай вспоминал, как они вдвоем прятались в траншее, преследуемые правительственными солдатами, а Эскобар слушал по крошечному радио трансляцию с Чемпионата мира.

«Я слышал, как к нам приближаются войска, и мне было страшно. Пабло поворачивается ко мне и говорит: Попай! Я думаю, они нас поймали. Я поднимаю свой M16, а он говорит: Колумбия забила гол! Футбол был его радостью, его спасением, его седьмым небом счастья».

Но он не дожил до того, чтобы увидеть, как его сборная сыграет в США: в декабре 1993 года Эскобара застрелила колумбийская полиция на крыше дома. На нем были футбольные бутсы. Его смерть оставила брешь, которую заполнила кровавая вражда среди картелей. Как обычно, пострадал и футбол. На Чемпионате мира 94 в США брат Чонто Эрреры погиб в подозрительной аварии. Баррабас Гомес, брат помощника тренера Эрнана, покинул команду после угроз его жизни. А затем молодой защитник «Насьоналя» Андрес Эскобар, чей автогол в матче с хозяевами выбил Колумбию с чемпионата, был застрелен после столкновения с гангстерами.

«При Пабло такого бы не было, — заявлял его кузен Гавириа. – У него были правила».

Золотая эра колумбийского футбола закончилась, едва начавшись. Узнав, что их жизнь в опасности, многие высококлассные игроки решили покинуть сборную. Преступные корни искоренили, и поток денег в домашние матчи прекратился. Колумбия упала с 4 на 34 место в рейтинге ФИФА в течение следующих трех лет. Лишившись своего главного спонсора, «Насьональ» выиграл следующий домашний чемпионат лишь через 11 лет, а сборная Колумбии не поднимала над головой Кубок Либертадорес до 2004.

НЕ СОВСЕМ ЧИСТЫЙ

«Нужно связывать подъем Колумбии с влиянием нарко-денег, — говорит Хуан Хосе Беллини, президент колумбийской футбольной ассоциации. – Мы все позволили это. Мы все принимали участие».

Позже самого Беллини обвинили в отмывании денег. Смерть Андреса Эскобара – переломная трагедия – стала результатом жестокой бурей, которую начал его однофамилец.

Но умер ли «нарко-футбол» вместе с Пабло Эскобаром, это еще вопрос. В 2007 году колумбийский журнал «Семана» опубликовал телефонный разговор военизированного лидера «Хорхе 40» директору колумбийского клуба «Вальедупар», в котором он предлагает игроков, «которые мне благодарны» в аренду из «Америка де Кали». Еще один наркоторговец, известный лишь как «Макако», якобы контролирует футбольный клуб «Перейра» и пытался купить старый клуб Эль Мексикано «Мильонариос». Мало кто сомневается, что доходы от наркоторговли все еще просачиваются в футбол, просто это не так явно, как было во времена Эскобара.

Матурана признается, что пока будут люди, готовые брать кровавые деньги, проблема продолжит поедать душу Колумбии.

«Мы обменяли победу на свою безопасность, — восклицает он. – Наше общество было построено на непрочной основе».

ПОДЕЛИТЬСЯ: